"Задача врача - найти здоровье, болезнь может найти любой..."
А. Стилл
  
Клиника Гармония > Статьи для специалистов > Острая поясничная боль
ОСТРАЯ МЫШЕЧНО-ФАСЦИАЛЬНАЯ ПОЯСНИЧНАЯ БОЛЬ КАК СЛЕДСТВИЕ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ МЕЖДУ МЫШЦАМИ СГИБАТЕЛЯМИ И РАЗГИБАТЕЛЯМИ ТУЛОВИЩА
А.В. Стефаниди, А.А. Скоромец, И.М. Духовникова
Иркутский государственный медицинский университет (Иркутск)
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет (Санкт-Петербург)
Актуальность
Мышечно-фасциальные болевые синдромы (МФБС) – одно из самых распространенных и одновременно недостаточно изученных патологических состояний, имеющее огромное клиническое, социальное и экономическое значение для общества. Эксперты Всемирной организации здравоохранения объявили 2000-2010 гг. начавшегося столетия Декадой костно-суставных болезней (The Bone and Joint Decade, Geneva, 2000-2010). В рамках Декады одним из приоритетных направлений исследований объявлено изучение болей в спине.
На сегодняшний день в российской практике отмечается гипердиагностика вертеброгенной боли вследствие остеохондроза позвоночника [3, 4]. Наряду с этим в происхождении мышечно-скелетных болевых синдромов недооценивается роль функциональных нарушений опорно-двигательного аппарата [4, 9].
В настоящее время предпочтение в лечении острых болей в нижней части спины отводится медикаментозным методам, и самым оправданным с позиции доказательной медицины считается назначение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). К сожалению, подавляющее большинство НПВП обладает ульцерогенным действием, что заставляет в каждом индивидуальном случае решать вопрос о целесообразности их применения и способе введения в организм [5].
Эффективность мануальной терапии у пациентов с болью в пояснично-крестцовой области до сих пор остается предметом дискуссии. В ряде работ получены убедительные доказательства эффективности мануальной терапии [2, 4, 6, 8]. В Европейских рекомендациях короткий курс лечения с помощью техник мануальной терапии рекомендуется как метод выбора в лечении хронической неспецифической боли в нижней части спины [12]. Исследование, проведенное в Великобритании, где врачи общей практики могут передать своих пациентов с болью в спине врачам-остеопатам для проведения мануальной терапии, показало, что мануальная терапия улучшает физические и психологические результаты при незначительных дополнительных затратах. Был сделан вывод о том, что включение остеопатической мануальной терапии в дополнение к общепринятому лечению болей в спине позволяет, как правило, избежать значительных дополнительных затрат на стационарное лечение, лекарства и физиопроцедуры, а также ускорить выздоровление пациента и устранить или уменьшить потребность в лекарствах, прием которых может иметь серьезные негативные последствия [17].
Цель исследования – изучение клинических проявлений острого мышечно-фасциального болевого синдрома поясничной локализации, научное обоснование и оценка степени эффективности патогенетической мануальной терапии.
Материал и методики
Нами обследовано 119 пациентов (41 женщина и 78 мужчин) в возрасте от 17 до 65 лет с МФБС поясничной локализации, возникшим меньше месяца назад, без симптомов выпадения функции спинномозговых корешков.
Использовали следующие методы исследования: клинический неврологический, вертеброневрологический, визуальную и мануальную диагностику статической и динамической составляющей двигательного стереотипа, выявляли движения, провоцирующие и уменьшающие боль. При необходимости проводили консультации смежных специалистов. Всем пациентам проведено рентгеновское исследование поясничного отдела позвоночника. У 75% обследуемых пациентов были выявлены признаки остеохондроза позвоночника.
Для оценки выраженности болевого синдрома использовали визуально-аналоговую шкалу оценки боли (ВАШ), по которой интенсивность болевого синдрома пациенты оценивали по 10-ти балльной шкале (0 – отсутствие боли, 10 – нестерпимая боль). По выраженности болевого синдрома пациенты каждой группы были разделены на 3 подгруппы (табл. 2).
Таблица 2
Распределение пациентов по выраженности болевого синдрома
Степень выраженности болевого синдрома
Легкий
(1-3 балла по ВАШ) 9
Умеренный
(4-7 баллов по ВАШ) 64
Выраженный
(8-10 баллов по ВАШ) 46
ИТОГО 119

Все пациенты жаловались на боль в нижней части спины. У 20% пациентов боль была и в крестце, у 16% – боль иррадиировала в одну или обе нижние конечности, у 11% – в ягодицы, у 10% – в пах или подвздошную область. При уточнении анамнеза выявлено, что основным инициирующим фактором являлась неадекватная динамическая физическая нагрузка (79%): резкие нескоординированные движения без предварительной подготовки. Кроме того, частой инициирующей причиной являлся эмоциональный стресс – 45% в сочетании с профессиональными перегрузками. Более четверти пациентов (28%) до включения их в исследование получало медикаментозное лечение (НПВП в пероральной и трансдермальной формах, миорелаксанты и др.), причем четверо из них (3%) находились на стационарном лечении в условиях неврологического отделения.
В группу клинического сравнения вошли 20 человек (12 мужчин и 8 женщин) с болью в поясничной области, без симптомов выпадения функции спинномозговых корешков, получавших стандартное медикаментозное (НПВП, миорелаксанты, витамины) и физиотерапевтическое лечение. По возрасту, профессиям, основным параметрам заболевания, воздействию медико-биологических и социально-гигиенических факторов, больные группы клинического сравнения достоверно не отличались от основной.
Результаты собственных исследований
При визуальной и мануальной диагностике у всех пациентов выявлены визуальные критерии укорочения косых мышц живота. У большинства (73%) наблюдали укорочение с одной стороны наружной косой, с другой стороны внутренней косой мышц живота. У остальных (27%) наблюдались признаки двустороннего укорочения косых мышц живота в сочетании с укорочением подвздошно-поясничных мышц. При укорочении внутренней косой мышцы живота визуально и мануально определялось сближение реберной дуги и гребня подвздошной кости на стороне поражения, ограничение латерофлексии пояснично-грудного отдела позвоночника в сторону, противоположенную гиперактивной мышце, выявлялось нарушение подвижности подвздошно-крестцового сочленения. При пальпации обнаруживалась выраженная болезненность мест прикрепления косой мышцы живота на ребрах и всей подвздошной ости. У всех пациентов этой группы были выявлены триггерные точки в области малой ягодичной мышцы. При укорочении наружной косой мышцы живота типичным было приближение реберной дуги к лобковому симфизу и смещение лобковой кости краниально на стороне поражения. Также характерно наличие болезненных мышечных уплотнений в области проксимального места прикрепления прямой мышцы бедра. Боль в нижней части спины усиливалась при разгибании туловища.
Ротация туловища также усиливала поясничную боль: при укорочении наружной косой мышцы живота боль усиливалась при ротации в сторону пораженной мышцы, при гиперактивности внутренней косой мышцы усиление боли происходило при ротации в сторону, противоположную поражению. Флексия туловища у таких пациентов происходила не симметрично, а вперед плечом с пораженной стороны. При двустороннем укорочении косых мышц живота и укорочении подвздошно-поясничных мышц наблюдали флексию туловища пациента в поясничном отделе и сглаженность поясничного лордоза. Боль усиливалась при разгибании в поясничном отделе. У всех пациентов с острым МФБС поясничной локализации были выявлены триггерные точки в брюшках мышц, как сгибателей, так и разгибателей туловища.
Нейрофизиологические обоснование патогенетической мануальной терапии
Известно, что все мышцы находятся под контролем двух систем обратной связи. Длина мышцы посредством миотатического рефлекса контролируется системой мышечного веретена, тогда как сила мышцы находится под контролем системы сухожильного органа Гольджи (через обратный миотатический рефлекс). Для нормального сокращения мышцы, необходимо расслабление ее антагониста. Одновременное сокращение мышц агонистов и антагонистов, невозможное в норме, может произойти в условиях противоречивой афферентации в ЦНС из проприорецепторов [1, 7, 10, 11, 14].
Рассмотрим данную ситуацию на примере. У человека, находящегося в положении сгибания в поясничном отделе, активируется миотатический рефлекс с мышц-разгибателей спины, т.к. эти мышцы растянулись при наклоне. При сохранении такой позы довольно длительное время мышцы-сгибатели туловища (подвздошно-поясничные мышцы, прямые и косые мышцы живота) полностью расслабляются и рецепторы мышечных веретен сгибателей туловища неактивны, а сама длина этих укороченных мышц становится меньше, чем их длина в нейтральном положении (рис.1.1, 1.2). При резком нескоординированном разгибании (например, при потере точки опоры) происходит растяжение мышц-сгибателей туловища из неактивного укороченного состояния (рис. 1.2, 1.3) и тем самым активируется миотатический рефлекс с этих мышц, что приводит к повышению тонуса подвздошно-поясничных мышц и косых мышц живота. Однако, тем временем миотатический рефлекс с мышц-разгибателей спины все еще продолжает действовать, т.к. все это время эти мышцы оставались в растянутом состоянии. Таким образом, мы получаем ситуацию, при которой в ЦНС из проприорецепторов мышц-сгибателей и мышц-разгибателей туловища поступает противоречивая информация и повышается тонус как разгибателей (норма), так и сгибателей (патология) туловища, человек фиксируется состоянии флексии. При попытке провести дальнейшее разгибание еще более активируется миотатический рефлекс с мышц-сгибателей и ситуация еще больше усугубляется.


Рис. 1. Соотношение длины мышц разгибателей (a) и сгибателей (c, b) туловища при разных положениях тела: 1 – нейтральное положение, 2 – положение максимальной флексии туловища, 3 – выпрямление туловища.

Кроме того, любой стресс (а боль также является стрессом), через возбуждение симпатической нервной системы также может вызвать сокращение интрафузальных мышечных волокон и активацию миотатического рефлекса [18].
В данном примере имеет смысл вернуть пациента в положение флексии, т.е. укоротить мышцы-сгибатели туловища с целью выключения патологически активного миотатического рефлекса с этих мышц и зафиксировать человека в этом положении на время, необходимое для перенастройки системы регуляции движения. Положение таза и бедра, укорачивающее мышцы-сгибатели туловища, уменьшает несоответствие между экстра- и интрафузальными волокнами, снижает патологическую активность миотатического рефлекса с мышц сгибателей туловища и облегчает боль. На этом принципе основано лечение поясничной боли методом позиционного расслабления (стрейн-контрстрейн) на косых мышцах живота и подвздошно-поясничных мышцах [13, 15, 16].
Оценка эффективности патогенетической мануальной терапии
Всем пациентам основной группы было проведено 5 ежедневных сеансов мануальной терапии мышц живота и подвздошно-поясничных мышц методикой позиционного расслабления в виде монотерапии. Смысл данной методики состоит в нахождении болезненных уплотнений в укороченной мышце и сближении мест прикрепления данной мышцы до исчезновения или существенного уменьшения боли. Пациент остается в таком положении 90 секунд, затем медленно возвращается в исходное нейтральное положение, пребывая все время пассивным. При укорочении внутренней косой мышцы живота лечебным положением чаще всего являлось сгибание ноги в сторону противоположного плечевого сустава, при укорочении наружной косой мышцы – сгибание ноги в сторону плечевого сустава на своей стороне, при укорочении задних волокон косых мышц живота и поперечной мышцы – отведение нижней конечности. После каждого сеанса предлагали оценить оставшуюся боль в нижней части спины по визуально-аналоговой шкале.
Практически все пациенты отметили значительное улучшение уже после первого сеанса мануальной терапии. После первого сеанса боли в пояснице уменьшились в среднем на 45%. Через три сеанса у трети пациентов (35%) боли в нижней части спины полностью исчезли и восстановился объем движений в поясничном отделе позвоночника, практически у половины исследуемых (48%) боли существенно уменьшились и лишь в 17% случаев результат лечения был неудовлетворителен (см. рис. 2).

Рис. 2. Оценка эффективности лечения пациентов с острым МФБС поясничной локализации методом позиционного расслабления (в %).

При анализе эффективности лечения в зависимости от пола и возраста пациентов выявлено, что лучшие результаты были достигнуты в возрастной группе до 30 лет (независимо от пола), что вероятно связанно с меньшими структурными изменениями со стороны позвонков и межпозвонковых дисков в молодом возрасте (рис. 3). Анализируя зависимость эффективности лечения данной методикой острой поясничной боли от интенсивности исходного болевого синдрома, мы не выявили четкой закономерности.


Рис. 3. Оценка эффективности лечения пациентов с острым МФБС поясничной локализации методом позиционного расслабления в зависимости от возраста.

Кроме того, прослеживалась зависимость степени улучшения от продолжительности болевого синдрома. Наилучшие результаты были достигнуты в группе пациентов, которые обратились за помощью в первые три дня от начала заболевания (боль уже после первого сеанса снизилась в среднем более чем наполовину с 7,0 баллов до 3,1 балла по ВАШ) (рис.4). Меньшую эффективность лечения пациентов с длительностью заболевания больше трех дней можно объяснить тем, что в ответ на патобиомеханические нарушения, вызванные неврологической дезорганизацией между сгибателями и разгибателями туловища, организм включает саногенетические реакции, которые в дальнейшем сами становятся причиной боли.

Рис. 4. Оценка эффективности лечения пациентов с острым МФБС поясничной локализации в зависимости от продолжительности болевого синдрома.

В группе клинического сравнения аллопатическое лечение проводилось 14 дней в условиях неврологического отделения. По истечении двух недель полностью исчезли боли, и восстановился объем движений у 50% пациентов. Еще у трети больных (35%) болевой синдром уменьшился более чем наполовину (рис. 5). Однако положительная динамика состояния пациентов начала нарастать преимущественно к концу первой недели лечения, тогда как при применении мягких техник мануальной терапии, направленных на нормализацию тонуса мышц сгибателей туловища, методикой позиционного расслабления этот же эффект достигался в первые дни лечения.

Рис. 5. Оценка эффективности лечения пациентов с острым МФБС поясничной локализации в условиях неврологического отделения.

Обсуждение
Достаточно хорошо изучены синдромы, сопровождающиеся слабостью мышц при поражениях эфферентного звена системы регуляции движения. Роль функциональных рефлекторно-афферентных дисфункций в патогенезе мышечного дисбаланса остается малоизученной. Если при компрессии двигательных нервных волокон меняется состояние только мышц, иннервируемых данным нервом, то изменение афферентации из проприорецепторов мышцы вызывает двигательные нарушения не только в данной мышце, но и в ее антагонисте, так как они реципрокно связаны [10]. Мышечно-фасциальные триггерные точки, локализующиеся в брюшке мышцы, могут раздражать рецепторы мышечного веретена, что вызовет гипервозбудимость данной мышцы и гиповозбудимость ее антагониста. Мышечно-фасциальные триггерные точки, локализующиеся в месте прикрепления мышцы, раздражая рецепторы сухожильного органа Гольджи, активируют обратный миотатический рефлекс, что приводит к гиповозбудимости этих мышц и гипервозбудимости их антагонистов.
Проведенное исследование показало, что у всех пациентов с острым мышечно-фасциальным болевым синдромом поясничной локализации имеются триггерные точки в брюшках мышц, как сгибателей, так и разгибателей туловища.
Важно понять, что причина поясничной боли в данном случае находится не в месте боли, а в мышцах-антагонистах, мышечные веретена которых были укорочены, а затем быстро удлинены, что не позволило рецепторам этих мышечных веретен и гамма-системе адаптироваться к новому положению мышц.
Неврологическая дезорганизация между сгибателями и разгибателями туловища усиливается при определенных движениях и уменьшается при противоположных. Движение, удлиняющее вовлеченную мышцу, еще больше усиливает дисфункцию нервно-мышечной системы. Усиление боли при разгибании туловища говорит о том, что патологически укорочены и напряжены мышцы, совершающие сгибание туловища – прямые и косые мышцы живота, подвздошно-поясничные мышцы. Усиление боли при ротации туловища указывает на заинтересованность преимущественно косых мышц живота.
Выводы
1. Одной из основных причин острого мышечно-фасциального болевого синдрома в нижней части спины является неврологическая дезорганизации между сгибателями и разгибателями туловища, возникающая вследствие получения нервной системой противоречивой информации с проприорецепторов этих мышц, что приводит к сокращению и сгибателей и разгибателей туловища.
2. В комплекс лечения пациентов с острой мышечно-фасциальной болью в нижней части спины целесообразно включать мануальную релаксацию мышц-сгибателей туловища (прямых и косых мышц живота, пояснично-подвздошных мышц). Особенно этот метод лечения показан пациентам, имеющим противопоказания к приему нестероидных противовоспалительных препаратов.
3. Наиболее эффективно данное лечение в острейший период при мышечно-фасциальной боли в нижней части спины, продолжительностью менее 3 суток.


ЛИТЕРАТУРА
1. Гранит Р. Основы регуляции движений / Р. Гранит. – М.: Мир, 1973. – 367с.
2. Есин Р.Г. Миогенная боль: центральные и периферические механизмы, терапия: автореф. дис. … докт. мед. наук / Р.Г. Есин. – Казань, 2006. – 224с.
3. Жарков П.Л. Поясничные боли / П.Л. Жарков, А.П. Жарков, С.М. Бубновский. – М.: Юниартпринт, 2001. – 144 с.
4. Иваничев Г.А. Миофасциальная боль / Г.А. Иваничев. – Казань, 2007. – 392 с.
5. Камчатнов П.Р. Современные подходы к ведению больных с болью в спине / П.Р.Камчатнов. – 2004. – т. 6, №8. – http://www.consilium-medicum.com/media/consilium/04_08/557.shtml
6. Лечение поясничных спондилогенных неврологических синдромов / Под ред. А.А. Скоромца. – СПб.: Гиппократ, 2001. – 160 с.
7. Мак-Комас А.Дж. Скелетные мышцы / А.Дж. Мак-Комас / Пер. с англ. – Киев, 2001. – 407 с.
8. Ситель А.Б. Мануальная терапия спондилогенных заболеваний: Учебное пособие. – М.: М.: Медицина, 2008. – 408 с.
9. Фергюсон Л.У. Лечение миофасциальной боли. Клиническое руководство / Л.У.Фергюсон, Р.Гервин. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – 544 с.
10. Физиология человека: В 3 томах / Пер. с англ. / Под ред. Р. Шмидта, Г. Тевса. – М.: Мир, 1996. – – Т. 1. – 323 с.
11. Энока Р.М. Основы кинезиологии / Р.М. Энока / Пер с англ. – Киев, 2000. – 400 с.
12. Airaksinen O, Brox JI, Cedrashi C, Hildebrandt J, Klaber-Moffet J, Kovacs F, et al, on behalf of the COST B13 Working Group on Guidelines for Chronic Low Back Pain. European guidelines for the management of chronic nonspecific low back pain. Eur. Spine J. 2006;15: P. 192-300.
13. Chaitow L. Positional Release Techniques / L. Chaitow, E. Wilson, D. Morrissey. – Elsevier Health Sciences, 2001. – 215 р.
14. Garten H. Lehrbuch Applied Kinesiology. Muskelfunktion Dysfunktion Therapie / H. Garten. – URBAN & FISCHER, 2004. – 617 p.
15. Jones L.H. Strain and Counterstrain. – Indianapolis: American Academy of Osteopathy. – 1981. – 140.
16. Korr I.M. Proprioceptors and somatic dysfunction. // J. Am. Osteopath. Assoc. – 1975. – 74:638–650.
17. Licciardone J.C. Osteopathic manipulative treatment for low back pain: a systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials / J.C. Licciardone, A.K. Brimhall, L.N. King // BMC Musculoskelet. Disord. – 2005. – Vol. 6. – P. 43.
18. Passatore M. Influence of sympathetic nervous system on sensorimotor function: whiplash associated disorders (WAD) as a model / M. Passatore, S. Roatta // European Journal of Applied Physiology. – 2006, Vol.98, №5. – P.423-449.
ОСТРАЯ МЫШЕЧНО-ФАСЦИАЛЬНАЯ ПОЯСНИЧНАЯ БОЛЬ КАК СЛЕДСТВИЕ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЗОРГАНИЗАЦИИ МЕЖДУ МЫШЦАМИ СГИБАТЕЛЯМИ И РАЗГИБАТЕЛЯМИ ТУЛОВИЩА
А.В. Стефаниди, А.А. Скоромец, И.М. Духовникова
Иркутский государственный медицинский университет (Иркутск)
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет (Санкт-Петербург)
В данной статье острая поясничная боль рассмотрена с позиции неврологической дезорганизации между сгибателями и разгибателями туловища, возникшей из-за неправильной афферентной стимуляции. В определенных условиях, при которых проприорецепторы мышц посылают в ЦНС противоречивую информацию, возможно одновременное сокращение и мышц-агонистов и мышц-антагонистов, что может привести к сокращению мышц-сгибателей туловища во время разгибания в пояснице. Предложен алгоритм лечения острой боли в нижней части спины путем мануального расслабления мышц сгибателей туловища (прямых и косых мышц живота, пояснично-подвздошных мышц). По данному алгоритму проведено лечение 119 пациентов (31 женщина и 88 мужчин) с болевым синдромом в пояснично-крестцовой области (без симптомов выпадения функции спинномозговых корешков), впервые возникшим меньше месяца назад. Через три сеанса полностью исчезли боли в нижней части спины более чем у трети пациентов (38 %), практически у половины исследуемых (48 %) боли уменьшились и лишь в 14 % случаев болевые ощущения не изменились.
Ключевые слова: мышечно-фасциальная боль, патогенез боли, лечение поясничной боли, мануальная терапия
ACUTE MYOFASCIAL LOW BACK PAIN AS A CONSEQUENCE OF NEUROLOGICAL DISORGANIZATION BETWEEN FLEXORS AND EXTENSORS OF THE BODY
A.V. Stefanidy, A.A. Skoromets, I.M. Dukhovnikova
In the article acute low back pain is described from the position of neurological disorganization between flexors and extensors of the body, emerged in the result of wrong afferent stimulation. In definite conditions when muscle proprioceptors send to CNS contradictory information there is a possibility of simultaneous reduction of both muscles-agonists and muscles-antagonists which can bring to reduction of flexors of the body during extension in lumbar part. The authors suggest method of treatment of acute pain syndrome in lower part of the back by manual relaxation of flexors of the body (mm. rectus and obliquus abdominis, m. iliopsoas). With the suggested method 119 patients (31 females and 88 males) were treated for pain syndrome in lumbar-sacral part (without symptoms of failure of function of spinal roots, first occurred less than a month ago). After three sessions pain in lower part of the back completely vanished in more than a third of the patients (38 %), practically in a half of the examined (48 %) pains weakened and only in 14 % of cases pain feelings did not change.
Key words: myofascial pain, pathogenesis low back pain, manual therapy

664047 г. Иркутск
Ул. Трилиссера, 54
Стефаниди Александр Владимирович
Тел. 8 (3952) 293490
E-mail: stefanidiav@mail.ru